Как инъекции красоты заменяют операции

Как инъекции красоты заменяют операции

Фото: Irving Penn, Vogue Россия январь 2019


Во время позднего воскресного завтрака в Remy Kitchen Bakery я выслушиваю жалобы подруг. Первая — молодая мама двух подростков — ненавидит свои нависшие веки, а вторая — владелица сети кофеен — недавно похудела, и теперь якобы все изъяны лица стали заметнее, особенно кривой нос. Десять лет назад она прошла через неудачную ринопластику и боится повторной операции. Проблемы моих подруг достигли таких масштабов, что они перестали делать селфи и требуют скорее порекомендовать им хорошего пластического хирурга. По долгу службы я, словно Терминатор, сканирую все недочеты внешности и наличие проблем у девушек не отрицаю, но в целом они выглядят прекрасно, и ложиться под нож из-за таких мелочей категорически не рекомендую. Вместо этого советую им обратиться к косметологу, который проводит такие сложные манипуляции, как коррекция носа или глаз с помощью иглы. Девушки в чудеса не верят и смотрят на меня скептически, а я обещаю изучить вопрос и вернуться к ним с конкретными именами.


И вот я уже еду к одному из таких докторов — Айнутдину Гамидову, пластическому хирургу, кандидату медицинских наук, чей инстаграм популярен как среди московского бомонда, так и среди моих коллег по цеху, в его собственную клинику на Большой Якиманке. Молодой харизматичный доктор с порога сражает своим обаянием и чувством юмора, и через пятнадцать минут что уж там лицо — я готова ему жизнь доверить. Он показывает фото своих работ, на которых широкие кончики становятся тоньше, горбинки выравниваются, курносые носы становятся идеально ровными — и все это результат работы шприцем. «Возьмем нос — по статистике, девяносто пять процентов людей недовольны тем, как он у них выглядит, — объясняет Гамидов, — но большинство решается на пластическую операцию, не понимая, на какой тонкий лед ступает. Ожидания пациента всегда завышенные, а результат сложно предсказать, и нередко до операции нос выглядел лучше, чем после, тогда оперировать приходится снова и снова. А можно было обойтись инъекциями».


View this post on Instagram

@lechicradical Yasmine earrings worn by @mariadelruso and captured by @ikakhargelia ?

A post shared by NNG - Neyle Ne Giysek (@neylenegiysek) on Sep 16, 2018 at 4:49am PDT


Преимущество инъекционной коррекции перед хиругической неоспоримо: во-первых, минимум вмешательства, а значит, риска; во-вторых, вполне предсказуемый результат; в-третьих, если он не понравится, это легко исправить. Конечно, врачи предупреждают: речь не идет о сильном провисании ткани или выраженной деформации — тут без скальпеля не обойтись. «У меня была пациентка, вылитая Клаудия Шиффер, с таким же милым носиком, но с небольшими нюансами, которые ее смущали, хотя, по-моему, не портили, — рассказывает Гамидов. — Она уже решилась на пластику, но подруга порекомендовала прийти ко мне. За два посещения мы разгладили неровности и слегка опустили кончик, как она хотела, и без операции».

Важной проблемой доктора считают бесполезные операции, которые навязывают девушкам: вдруг оказывается жизненно необходимым сделать коррекцию булхорн (сокращение расстояния между верхней губой и носом) или удалить комки Биша. «Последняя — это, по сути, формирование треугольника лица, которого можно добиться инъекциями, — говорит Гамидов, — точно так же, как можно вместо булхорна ввести филлер в основание перегородки носа. Хирургической коррекции эти зоны требуют в крайне редких случаях».


View this post on Instagram

@white__sage Artist & model @natyedenburg for @glamourbrasil by @ivanerick via @zoras_daughter

A post shared by NNG - Neyle Ne Giysek (@neylenegiysek) on Nov 16, 2018 at 7:15am PST


И все же, возвращаясь к фото в инстаграме доктора, как можно из большого носа сделать маленький, ничего не отрезая, а добавляя? «Это игра пропорций, света и тени. Например, чтобы нос казался меньше и короче, я могу переместить кончик выше и чуть-чуть опустить межбровье, добавив плотного геля в эти зоны. Таким образом мы уменьшаем расстояние между ними и нос выглядит короче. И таких хитростей миллион». Пользуясь случаем, интересуюсь его мнением по поводу своей проблемы: к вечеру глаза выглядят уставшими, а веки — более нависшими. Можно ли обойтись без операции, которую рекомендовал пластический хирург? «Она сделает только хуже, — уверенно заявляет он. — Ваша проблема в «скелетизации орбит», когда с возрастом жировой объем в области неподвижного верхнего века уменьшается и взгляд становится «запавшим» (в народе говорят «мудрый взгляд»). Ни капельки он не мудрый, просто жира стало меньше, и это выдает возраст. Если удалить ткань на верхнем веке, проблема станет только заметней, глаза еще сильней «западут», как у Рене Зеллвегер после неудачной пластики. Наоборот, вам нужно добавить объема в эту зону — это подтянет нависшую ткань».

То, что Гамидов, будучи пластическим хирургом, еще и активно делает инъекции, не вызывает у меня удивления — в этом наблюдается мировой тренд на синергию пластической хирургии и косметологии. Знаменитый московский хирург, заведующий отделением пластической хирургии клиники «Клазко» Алексей Анисимов видит в этом большое преимущество: пациент находится в руках одного специалиста, который самостоятельно определяет весь алгоритм омоложения. Так гармоничное сочетание хирургического вмешательства с безоперационными методами коррекции внешности дает лучшие результаты, а в некоторых случаях позволяет вообще обойтись без операции.


 Фото: Frances McLaughlin-Gill, Vogue 1948


Но мой главный вопрос: почему именно сейчас врачи стали проводить такие манипуляции, сочетая их с пластикой, ведь филлеры и ботулотоксин существуют уже много лет? «Развитие косметологии и наработанный опыт предопределили такое понятие, как современная эстетическая анатомия лица, — объясняет Анисимов. — Именно она раскрыла нюансы, которыми никто раньше не интересовался. Также ситуация изменилась после внедрения в практику тупой канюли — с ее помощью мы вводим препарат без опасения травмировать кровеносные сосуды и нервы, как это может случиться с обычной иглой. Благодаря этому мы работаем с такими непростыми зонами, как нос и область вокруг глаз. Плюс в нашем распоряжении широкий выбор филлеров — от самых мягких до плотных, формообразующих. Ну и конечно, важен тот колоссальный опыт, который мы наработали за годы практики и которым обмениваемся с коллегами из других стран на международных форумах».

И вот мы встречаемся с подругами после их визита к рекомендованным мной врачам, и обе счастливы: у одной ровные веки, у другой не только нос, но даже взгляд изменился. Конечно, мне нужны подробности. «Это было скорее неприятно, чем больно, — говорит одна. — Он вел иглу через кончик почти до переносицы и выложил гель по спинке носа с двух сторон». Страшнее, конечно, с глазами: «Чтобы они стали шире, а взгляд более открытым, по всему ресничному краю маленькими укольчиками ввел препарат «Ксеомин». Звучит как эпизод из фильма «Техасская резня бензопилой», и все же я записываюсь к Гамидову. Он сразу предупреждает, что будем работать в несколько этапов с небольшими перерывами. Сжав кулаки, жду, когда в глаз вонзят шприц, но чуствую лишь легкий укол и как препарат заполняет мои веки. Доктор дает зеркало, сразу вижу эффект. Неделю хожу с небольшими отеками, а уже через две даже вечерами наблюдаю красивые, наполненные веки и томный взгляд. Впереди у меня еще две коррекции, смотрю на себя в зеркало и думаю: как это я не замечала, что у меня такой курносый нос?


View this post on Instagram

Coverage vs Natural. Exploring skin finishes with beautiful @sophiasparrow_ @bossmodelmanagement Photography @sarahbrownphoto Assisted by @makeupbyorla1 Using @kevynaucoin Sensual Skin Enhancer #skin #beauty #fullcoverage #freckles #naturalskin #makeup

A post shared by James Molloy Makeup Artist (@jamesmolloymakeupartist) on Dec 13, 2018 at 12:15am PST


Источник: vogue.ru
Опрос
Ваш способ окрашивания бровей